Вторник
21.11.2017
17:04
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей

Еврейская колония Затишье

Новозлатопольский национальный еврейский район


20 июля 1929 года на Украине был основан Новозлатопольский еврейский национальный район, второй после Калининдорфского, учрежденного двумя годами раньше на Херсонщине.

Новозлатополь (на идиш — Най-Златополь) начал строиться в 1846 году, два года спустя заселен выходцами из Витебской губернии. «В колонии, писал Л. Улейников в 1890 году, по всей улице тянется липовая аллея, насажденная еще первым попечителем колонии бароном Штемпелем». Здесь находился приказ, один из четырех административных центров, которым подчинялись еврейские земледельческие колонии Екатеринослав-ской губернии. Заселение Новозлатополя завершилось в 1860-х годах. В 1880 году здесь имелось 62 двора (около 590 жителей), а в 1890-м, по сведениям А. Улейникова, в сельском хозяйстве здесь были заняты 498 человек. Тот же автор сообщает: в Новозлатополе синагога, баня, три ветряные мельницы. Воды для питья и варки нет, везут ее из Туркеневки за семь верст.

Как и во всех колониях, жили здесь и немцы — образцовые хозяева, так называемые мусавирты. В 1890 году мусавиртом этой колонии был Адам Рейхен.

Вот еще немного статистики. В 1897 году в Новозлатополе проживало 669 евреев и 148 немцев, в 1914-м— 900 евреев и 150 немцев. В годы революции и гражданской войны Новозлатополь испытал все тяготы эпохи. Когда колонисты пожаловались Нестору Ивановичу Махно на бесчинства, ;Он ответил: «Полиции у меня нет, могу дать оружие, и защищайте себя сами». Была создана самооборона в составе 200 без малого человек, то есть в строй стало почти все мужское население, способное носить оружие. В результате Новозлатополь почти совсем не пострадал от погромов, а вот соседняя Трудолюбовка была в буквальном смысле стерта с лица земли: ее территорию распахали; здесь были убиты все евреи — главы семей, всего погибло 175 человек.

После испытаний гражданской войны наступил голод 1921— 1922 годов. Как и все население края, евреи-колонисты умирали с голода. Многие искали спасения в городах, куда, оставляя насиженные места. И переселялись, — в Мариуполь, Запорожье, Екатеринослав, Юзовку, Бердянск и др. Большую помощь голодающим оказали АРА (Американская администрация помощи), Лига Наций (через Фритьофа Нансена). Несколько позднее к этой благородной деятельности присоединились Еврейский общественный комитет (Идгезком), ОРТ, Джойнт и ЕКО (Еврейское колонизационное общество).

В 1924 году в Новозлатополе проживало 686 евреев и 75 немцев вспомните цифры 1914 года: 950 и 150).

Новая экономическая политика большевиков позволила оживить экономику Приазовья, в том числе и еврейских земледельческих колоний. В 1926—1928 годах близ дореволюционных колоний при активной)поддержке ЕКО возникли еще 25 еврейских подселений: Майдорф, Октябрфельд, Ратндорф, Фрайдорф, Смидовичдорф и др.

12 старых и 18 новых поселений вошли в состав Новозла-топольского еврейского национального района. Благое дело это совершилось в «год великого перелома» (1929), названный  в народе «годом великого перешиба». Именно тогда началось активное  раскрестьянивание страны.   Подобно  своим  собратьям по труду на земле всех национальностей, еврейские крестьяне Приазовья подверглись разорению (раскулачиванию) и  высылке. Преследовались раввины,  моэли (выполняющие обряд обрезания). В беседе с одной уроженкой Сладководной. уехавшей из села  ребенком в середине 30-х годов,  меня удивило, что она не помнит, была ли там синагога. Это вполне объяснимо: к тому времени синагоги уже были превращены в клубы, a тo и в склады.

Но приведем еще некоторые статистические данные о Новозлатопольском еврейском национальном районе. Площадь его составляла 44789 га, из них 79,3 процента находились в пользовании евреев. Из 34 населенных пунктов района 30 были еврейскими. В 1929 году население района составляло 12148 жителей, из них 8 349 евреев, то есть 68 процентов.

Очевидцы рассказывали мне, что во время голодомора, организованного в Украине и других регионах СССР Сталиным, так называемые активисты ходили по дворам и под метелку забирали все съестное, обрекая на голодную смерть и взрослых, и детей. В подтверждение этих рассказов приведу подлинные документы, сохранившиеся в архивах. Написанные суконным канцелярским языком, они свидетельствуют о беспощадном уничтожении большевиками хлеборобов Украины, в том числе и еврейских колхозников.

Вот извлечение из постановления райисполкома Новозлатопольского еврейского национального района от 23 ноября 1932 года:

«СЛУШАЛИ: О мерах усиления хлебозаготовок по району.

ПОСТАНОВИЛИ: Руководствуясь постановлением СНК от 20.11.32 г. о мерах по усилению хлебозаготовок и преодолению кулацкого сопротивления хлебозаготовкам по району, Президиум РИКа постановляет:

1.   Окончательный срок выполнения годового плана хлебозаготовок установить 1 декабря 1932 г. и засыпку семенных фондов — 15 декабря.

2.  Запретить какую бы то ни было выдачу натуральных авансов по всем колхозам, не выполнившим годовой план хлебозаготовок.

3.   Всем сельским советам организовать строжайшую проверку наличных фондов во всех колхозах, не выполнивших план, путем их перевески, фактического их размера и места их хранения, а также выделить соответствующих лиц в колхозах, отвечающих за полное сохранение этих фондов. Для проведения этой проверки организовать специальные бригады в составе: пред. с/с, пред. рев. комиссий колхоза, уполномоченного РИКа или контролера МТС с привлечением    к этой работе лучших 

ударников актива колхоза. Работу эту закончить в пятидневный срок.

4. Сельским советам организовать изъятие у отдельных колхозников и индивидуальных хозяйств раскраденного в колхозах хлеба во время уборки, молотьбы и перевозки хлеба на ссыппункты; изъятие в первую очередь проводить у лодырей, рвачей и деклассированных элементов, имеющих малое количество трудодней и имеющих много хлеба; осуществить эти меры, опираясь на колхозный актив, лучших ударников, не допуская массовых повальных обысков.

5. В отношении колхоза К. Либкнехта, который все время не выполняет своих оперативных заданий по вывозке хлеба и саботирует выполнение плана хлебозаготовок, применить следующее:                                                                                                    

а)  занести колхоз на черную доску с изъятием у них всех наличных промышленных товаров и прекращением дальнейшего завоза товаров;

б)  наложить штраф на этот колхоз по дополнительной сдаче мяса государству как общественного скота, так и скота колхозников в размере 15-месячной нормы сдачи мяса;

в)  райзагот на основе этого постановления установить количество мяса сдачи, а также сроки сдачи.

Просить  областной исполком утвердить   постановление   по колхозу К. Либкнехта.

В отношении колхоза «Форойс» применить следующее:

а)  отобрать все наличные натуральные фонды, за исключением семенного фонда, на выполнение плана хлебозаготовок;

б)   предупредить колхоз «Форойс», что если в ближайшие дни не будет сделан решительный перелом в выполнении плана хлебозаготовок, РИКом будет поднят вопрос перед областным исполкомом о перечислении из семенного фонда на выполнение плана хлебозаготовок;

в)  председателя этого  колхоза   за  саботаж хлебозаготовок предать суду;

г)   предложить Ворошиловскому сельскому совету в однодневный срок представить список индивидуальных хозяйств, саботирующих выполнение плана хлебозаготовок, для наложения натуральных и денежных штрафов и других мер административного и судебного воздействия.

6. Проведение этих мероприятий необходимо увязать с широким развертыванием  массовой политико-воспитательной  работы среди колхозников, направленной на организационно-хозяйственное укрепление колхозов.

Постановление напечатать в районной газете и проработать на всех колхозных собраниях. 

Секретарь РИКа Луховицкий».

Комментировать   ли   этот   и  подобные документы?  «Мало слов, а горя реченька, горя реченька бездонная».

Еврейские земледельческие поселения Приазовья выдержали и это страшное испытание — голодомор. Большую помощь оказал им Агро-Джойнт, международная еврейская организация, деятельность которой была разрешена на Украине в 1933—1938 годах. Благодаря этой помощи, положение еврейских колхозов Новозлатопольского района, ослабленных оттоком молодежи и смертью многих крестьян, к 1935 году несколько улучшилось. Оживилась и культурно-просветительская работа в районе. В 1936 году здесь насчитывалось 37 школ. Около половины из них, в том числе 12, построенных ЭКО в конце 20-х годов, были с еврейским языком  обучения. В  Новозлатополе работали две еврейские школы-десятилетки, зоотехникум, еврейская библиотека. В некоторых учреждениях (райисполком, милиция, суд, прокуратура) делопроизводство частично велось на  идиш. На идиш выходила районная газета «Колвиртштерн» (были   и другие варианты названия) с 25 февраля  1930 года по 20 августа 1941 года). "Ее редактировал еврейский советский писатель Хаим Меламуд, автор ряда художественных произведений.

Во время действия кровавой мясорубки 1937—1938 годов репрессированы были многие евреи района, так же безвинно, как украинцы, русские, греки, немцы болгары и представители других национальностей. Тогда же большинство еврейских школ были преобразованы в русские и украинские. Такая же судьба постигла и другие национальные школы Приазовья.

Не вдаваясь здесь в обсуждение судьбы последних, о еврейской школе хочу сказать, что их закрытие не всегда было результатом волевого решения советских властей. Инициатива нередко исходила от самого еврейского населения. Известный правозащитник генерал Петро Григоренко рассказывает в своих воспоминаниях, как в 20-е годы он был направлен в Юзовке комиссаром в Первую трудовую школу, где языком обучения был еврейский. Вот строки из мемуаров П. Григоренко: «Первая школа запомнилась только беседами с мамами еврейских учеников. Не знаю, кто и для чего придумал создать в Сталино еврейскую трудовую семилетнюю школу... Все мамы бросились доказывать, что ее Изя, Гриша, Роза и т. д. еврейского языка не знают и учиться в такой школе не могут. Всех таких мам направляли ко мне. А я, согласно полученным мной указаниям, пытался доказать этим мамам, что язык можно выучить, что вообще важно евреям возродить свою культуру и т. д. в том же духе.

Сбить меня было невозможно, пока разговор велся в такой плоскости. Но вот однажды вместо мамы явился папа и перевел дело совсем в другую плоскость. Он спросил: а где его Изя будет учиться после окончания еврейской школы? И я скис...». О нежелании евреев отдавать детей в национальную школу из-за неперспективности образования на идиш свидетельствует и Наум Коржавин («В соблазнах кровавой эпохи»).

В Мариуполе еврейская школа (мне говорили, что она носила номер 6) находилась в здании бывшей таможни (Георгиевская, угол Греческой. Сейчас — корпус Приазовского технического университета). По другим источникам: на Итальянской, в здании, где одно время находился Дворец пионеров. Работая над этой книгой, я встречал имена тех, кто учил и учился в Мариупольской еврейской школе и среди бывших фронтовиков, которые с оружием в руках сражались с гитлеровцами, и среди тех, кто навсегда лег в противотанковый ров у Агробазы.

Новозлатопольский еврейский национальный район был оккупирован гитлеровцами в первой декаде октября 1941 года. Две третьих еврейских жителей района успели эвакуироваться (сведения из Краткой еврейской энциклопедии). О том, как это происходило, рассказали мне братья Сорокины из Сладководной — Владимир Моисеевич и Александр Моисеевич.

— Числа 18-го сентября 1941 года пришел отец: «Есть приказ эвакуировать скот», — рассказывает Владимир Моисеевич. — В нашем колхозе имени Фабрициуса на свиноферме содер-. жалось полторы тысячи голов..Их эвакуацию поручили мне, тогда семнадцатилетнему. Со мной был и пожилой колхозник Рафаил Милов. Дали нам подводу, и мы погнали -свиней в Сталино (Донецк). Это сто с лишним, верст. Свиней, конечно, не кормили. По пути встречались воинские части, мы давали им по несколько свиней, они нам — расписки. Так дошли  до Рутченково. Попадали под бомбежки, начался падеж. У заготконторы столпотворение. Были мне предложения: «Продай свиней». Отвергал с юношеским возмущением: как можно!? Наконец у нас приняли стадо. Поголовье никто, конечно, не считал, но бумагу выдали. Вернулись мы в Сладководную числа первого октября.

За время нашего отсутствия пришел приказ эвакуировать тракторную бригаду и крупный рогатый скот.

— Запомнился мне день, 4 октября 1941 года, — продолжает рассказ брата Александр Моисеевич. — Мы копали картошку. Пришел отец: «Бросайте это дело. В колхозе началась дележка лошадей, повозок. Будем эвакуироваться».

К эвакуации относились по-разному. Были и такие, которые не верили в зверства немцев. Запомнилась мне такая фраза: «Пусть Сорокин эвакуируется, он — активист. А мы простые работяги, нас не тронут».

Нельзя сказать, чтобы районные власти в тех условиях повели себя безупречно. Но вы об этом не пишите,— просит меня Александр Моисеевич, — их дети и внуки живут в Мариуполе. Не надо об этом писать.

Каждой семье выдали по подводе. На всех, однако, не хватило, и на некоторые подводы пришлось погрузить по две семьи. Своим ходом добрались до Калмыкии. Оттуда пришлось эвакуироваться дальше, в Сибирь. Работали в колхозе, дело привычное.

А те, что остались, погибли. В Сладководной собрали 92 еврея, погнали их в Новозлатополь, и там расстреляли. Были среди них, например, Щербановы, три его сына воевали и погибли на фронте. И Мазурские (многие евреи Сладководной носили русские фамилии).

Уже через несколько дней после захвата района фашистами, они свезли в Новозлатополь и расстреляли более 800 евреев. 90 еврейских семей погибли в Роскошной (в 1968 году село снято с административно-территориального учета). О гибели евреев в Зеленополе (ныне Зеленополь) рассказывает документ, подготовленный к печати Ильей Эренбургом и включенный им в «Черную книгу» под заголовком «Гибель евреев-колхозников Зеленополя».

«Зеленополь — старая еврейская земледельческая колония. Здесь в свое время был образован и процветал богатый колхоз «Эмес» («Правда»: — Л. Я.). До войны в колхозе «Эмес» работали евреи, русские, украинцы. Люди жили хорошо, зажиточно. Я каждый год ездил туда повидать эту счастливую, дружную семью.

Но вот в Зеленополе пришли немцы: значительная часть еврейского населения эвакуировалась. Остались только несколько семей, да еще некоторые старые люди, не хотевшие покидать места, где они родились и выросли. Это были немощные старики: Калманович Идл, Козловский Гирш-Лейб с женой, Камерюк Шлойма с женой и другие.

Как только немцы заняли колонию, они решили «очистить воздух и землю» от евреев. Убить — это им было недостаточно. Согласно их плану, обреченные на смерть должны были пройти все круги ада. Калманович Идл был всеми уважаемый старый верующий еврей. Немцы расстелили талес на земле и приказали стать на него перед бандитами на колени. Старик отказался. Тогда немцы сбрили его белоснежную бороду. Но и это им показалось мало. Они бритвой содрали кожу с его лица, искромсали лицо старика и отрезали ему уши. Несмотря на ужасные муки, Калманович не просил у немцев пощады.

Камсорюк Шлойма был инвалидом и честным тружеником. Мерзавцы безжалостно пытали его. Они разрезали Шлойму на куски и бросили расчлененный труп собакам.

Другие оставшиеся в колонии евреи долгое время прятались в дожди и морозы. Но всех их постигла та же участь.

Семья Ханы Патурской была уничтожена злодейским образом. Ее старшую дочь, шестнадцатилетнюю Рахиль, изнасиловали и застрелили. Двое других ее детей и мать были расстреляны. Младшую дочь Таню повесили на глазах матери.

Всего в Зеленополе убито 74 человека (из числа местных жителей) и 14 военнопленных. В этой округе было очень много жертв. Ведь это был еврейский национальный район».

По сведениям Краткой еврейской энциклопедии, всего в Новозлатопольском районе гитлеровцы и их прислужники уничтожили более 8 тысяч евреев.

Я не знаю достоверно, проходил ли Борис Слуцкий во время войны через еврейские колонии Приазовья, но считаю уместным привести здесь его строки, звучащие как реквием по безвинно замученным и расстрелянным:

Я освобождал Украину,

Шел через еврейские деревни.

Идиш, их язык, — давно руина.

Вымер он и года три как древний.

Нет, не вымер — вырезан и выжжен.

Слишком были, видно, языкаты.

Все погибли, и никто не выжил,

Только их восходы и закаты.

В их стихах, то гладких, то горючих,

то горячих, горечью горящих,

в прошлом слишком, может быть, колючих,

в настоящем — настоящих.

Маркишом юписан и Гофштейном,

Бергельсоном тщательно рассказан

этот мир, который и Эйнштейном

не способен к жизни быть привязан.

Но не как зерно, не как полову,

а как пепел черный рассевают,

чтоб сам-сто взошло другое слово

там, где рты руины раззевают.

Года три, как древен, как античен

тот   язык,  как   челювек   убитый.

Года три перстами в книге тычем,

в алфавит, как клинопись, забытый.

Далее цитирую Краткую еврейскую энциклопедию (т. 5, стр. 739,   Иерусалим,   1990):

«После изгнания немцев (сент. 1943) Новозлатополь до февраля 1945 оставался районным центром. Вернувшиеся из Н. евреи надеялись на восстановление евр. характера р-на, но антисемитизм властей и местного населения, занявшего их дома, а затем расформирование р-на побудили их поселиться в Запорожье, Днепропетровске, Донецке и др. городах Украины, а часть — присоединиться к двум эшелонам переселенцев в Биробиджан (1948). По сведениям конца 1970-х г.г., в Н. из 300 проживавших там семей 10—15 были евр., в Зеленополе из 150 — 3, в Красноселовке из 50 — 3, в Приютном из 150 — 3, в Сладководном из 150 — 1».

Утверждение, что местное (коренное) население враждебно встретило вернувшихся из эвакуации евреев, братья Сорокины опровергают. Некоторые еврейские дома были захвачены людьми из шахтерских поселков Донбасса, и со стороны этих пришлых, не желавших возвращать дармовое жилье, действительно, как утверждает цитированная энциклопедия, проявились антисемитские настроения. И кое-кто из вернувшихся из эвакуации действительно уехал в Биробиджан в составе двух эшелонов, которые по поручению ЕАК сопровождал писатель Дер Нистер.

Сведения о приазовских евреях-крестьянах, отправившихся в сорок седьмом—сорок восьмом годах осваивать тайгу в Еврейской автономной области, собрать мне не удалось. Братья Сорокины назвали мне только одну известную им фамилию — Кофман из Сладководной. Думаю, что Биробиджан не был последним пунктом их маршрута, что через десятилетия они или их дети и внуки совершили еще одно переселение — с Дальнего Востока на Ближний.

 Из книги  Л. Яруцкого "Евреи  Приазовья"